среда, 3 августа 2011 г.

Я врач!




Я не успел познакомиться с доктором Матюхиным, но видел его. В апреле 80-го я пришел работать на скорую, и в том же месяце он вышел на пенсию. А историю эту мне рассказали намного позже. Как многие мужчины маленького роста, а Сергей Иванович Матюхин был не выше метра шестидесяти, он был чрезвычайно самолюбив и амбициозен. Любимое его выражение: я - врач! А вы - фельдшер. Вроде - всяк сверчок, знай свой шесток. Среди ста шестидесяти работников на подстанции были два друга-фельдшера Купцов и Короедов, которых за глаза называли "Двое из ларца". Матюхин работал на скорой еще с 60-х, а Двое из ларца пришли в конце 70-х после демобилизации. Оба под два метра ростом. В тот день произошло невероятное - бригада сложилась волею старшего фельдшера - Матюхин и двое из ларца. Три мужика, а с водителем - четыре! В течение дня в бригаде зрел конфликт. Все чаще раздавалось Матюхинское: - Я - врач! А вы - фельдшера! Делайте, как я сказал!

Двое из ларца, которым амбиции Матюхина типа "замесить и нарубить!" уже в печенках засели, мечтали только об одном, дождаться вечера и разлететься по другим бригадам. Однако, в шесть вечера один другому трагически сообщил, - "до утра". У доктора Матюхина была еще одна скверная особенность - двигательный невроз. Сидя на стуле он постоянно подпрыгивал, перебирал руками пуговицы на халате, чесал нос, причесывался, смотрел на часы, сплевывал, шмыгал носом, хмыкал, подмигивал и, обращаясь к собеседнику, тыкал ему пальцем в грудь.

Весь день Купцов и Короедов мечтали завалить к бочке с квасом, однако мерзкий Матюхин отрезал: - Не положено! Ребятам ничего не оставалось, как терпеть до конца дежурства. В четыре утра, пришел вызов - "белая горячка" с большущим знаком вопроса. Оно, может, кому-нибудь покажется странным, но если звонят на 03, то и выезжает обычная бригада скорой, а потом уже на себя вызывает психиатров. Диспетчер, не долго думая, поднимает бригаду Матюхина. На вызове перепуганная женщина и небритый мужик, гонявшийся за ней с ножкой от стола. К приезду скорой, мужик успокоился и принялся доставать из рта что-то длинное, похожее на проволоку, сам себе задавая вопросы и отвечая на них. Не долго думая, Матюхин, почесался, дернул плечом, шумно выдохнул через нос и тоже залез в рот. Мужик в горячке почуял в докторе своего и доверительно спросил: - Ты их тоже видишь? -Кого? - спросил Матюхин, пока двое из ларца примеривались, как мужика вязать. -Червяков.- ответил мужик, доставая очередного изо рта -Конечно, вижу.

Женщина тем временем с ужасом смотрела на шмыгающего Матюхина, сопоставляя его с мужем. Матюхин крепко почесал голову, подошел к столу, стукнул кулаком и сказал: - Надо ехать в больницу. Мужик согласно покивал: надо, надо. И без всяких проблем, побрел к машине, по пути смахивая с тебя тараканов и отплевываясь червяками. В машине Матюхин усадил больного в салон рафика, туда же сели двое из ларца, а сам устроился рядом с водителем, показывать дорогу в психоприемник ?7 на Потешной улице. Садясь, он дал указание фельдшерам: - Сопроводительный лист оформите!- Сопроводиловки, которые в те времена валялись везде и в кухне вместо подкладки под горячий чайник, и в туалете, и в водительской для записи счета при игре в домино, словом самая распространенная бумажка, лежали во всех карманах..

Неизвестно, кто это сделал, ясно только, что один из них написал одну на больного, а вторую на доктора, в примечании которой добавил, "самовольно сел в машину, выдает себя за врача". В приемное отделении Матюхин вбежал, потрогал журналы, несколько раз хлопнул дверью и налетел на дежурную медсестру: - Где врач? Мы больного привезли. Купцов с Короедовым, придерживая под руки мужика в горячке, положили обе сопроводиловки на стол, а Матюхин помчался по коридору выкрикивая - " Где врач?" Наконец нашелся одуревший от бессонной ночи, сверкающий исцарапаной лысиной психиатр. Он подошел к столу и наткнувшись на две сопроводиловки, взял верхнюю, прочитал и спросил, зевая: - Матюхин кто?- он вопрошающе поглядел на двух из ларца. Влетевший в смотровой кабинет следом за психиатром и успевший проверить все комнаты, Матюхин плечом саданул шкаф и, нанося по дверце удар кулаком, сказал: - Я! - И давно он с вами? - спросил психиатр, обращаясь к стоящим фельдшерам. - С утра. Матюхин, не придавший значения этому диалогу, поскреб затылок, а потом, тыкая пальцем в грудь психиатра, сказал: - Мы больного привезли. Белая горячка.

Психиатр поглядел на Матюхина и, держа его сопроводиловку в руках, вышел. Спустя пару минут, в смотровую вошли два брата - санитара, которые спросили: - Кто Матюхин? -Я - Матюхин. - Пошли. - Пошли, - согласился Матюхин. Но на всякий случай добавил, - Я - врач! - Мы знаем, - ответили братья, и доктор, успокоившись, пошел с ними. Они ловко вытряхнули Матюхина из одежды, оставив в одних трусах, потом также ловко напялили на него пижамку и завели в отделение, где в палатах без дверей и с решетками на окнах обреталось еще с полсотни больных. Вот тут Матюхин понял, что попал. Он рванулся к двери, но не тут-то было. Открывалась она только специальным ключом. Доктор поскребся, поорал, что он - врач.Ему ответили, что это всем известно и, в конце концов, когда ему впрыснули в ягодицу аминазину, он успокоился. А двое из ларца тем временем сдали мужика в горячке, спокойно доработали смену и с чувством выполненого долга завернули до ближайшей пивной.

Доктора Матюхина хватились только через два дня, когда он не вышел на работу. Дома его тоже не было. А на вопрос, - где он может быть? Короедов, задумчиво глядя на Купцова, сказал, - В психушке, наверное? Где ж еще? Обалдевший от такой наглости, и к счастью воспринявший реплику Короедова всерьез, старший фельдшер стал обзванивать психбольницы и в самом деле нашел Матюхина в больнице Ганнушкина. Он бы на этом успокоился, если бы Короедов не добавил, уходя: -Значит, где оставили, там и лежит? - То есть как это "где оставили"? И тут Короедов, сознался, что в шутку они уложили Матюхина в психушку. Зав.подстанцией помчался в больницу выручать доктора. Перепуганый психиатр, понявший, как его подставили, уперся. Матюхин - болен! Зав убеждал, что невроз, которым страдал Матюхин не психическое заболевание и в стационаре не лечится. И в конце-концов отстоял. Вялого, сонного Матюхина, с насыщеной аминазином задницей отвезли домой отсыпаться. А зав вернулся на подстанцию разбираться с хулиганами. Однако рука не поднималась написать заявление в милицию. Да и юрист по телефону объяснил, что заявление подать может только пострадавший, а он сейчас никакой, отлеживается дома. В общем по-началу обошлись словесной выволочкой в кабинете зава. Потом, к концу недели появился присмиревший, задумчивый Матюхин и заявил, что ничего писать не будет, пусть они извинятся. Ну что ж, они извинились. Говорят, что после этого Матюхин перестал говорить "Я - врач! А вы - фельдшер.", а потом и вовсе ушел на пенсию.


 


http://www.massage.ru/forum/viewtopic.php?f=54&t=1293&sid=c9aa49685ec4329d5bf2fd50a941f35e&start=195