четверг, 18 августа 2011 г.

Профессор Пытель. Байки




Довольно часто свою блестящую лекцию по одному из разделов урологии непревзойденный профессор Пытель начинал с того, что появлялся как черт из табакерки откуда-то сбоку, цыкал зубом, пропалывал пятерней бороду, брал в руки мел и молча начинал рисовать на доске громадный половой член. Затем дожидался момента, пока возбужденная аудитория не опадёт (характерный жест рукой a-la «аа-п, советский цирк! »), клал мелок на полочку и говорил: - Тема нашей сегодняшней лекции, дорогие друзья, - пиелонефриты. А также то, что происходит при пиелонефритах с важнейшим органом мужской репродукции… - с этими словами Пытель поворачивался к изображению и эффектно вскидывал длань…




Для нас навсегда останется загадкой: то ли профессор резвился и дурачился, то ли и вправду придавал серьезнейшую роль органу мужской репродукции. Но факт остается фактом: на экзаменах и зачетах Пытель использовал малейшую возможность, чтобы прицепиться с вопросом «а что же, уважаемый коллега, происходит с пенисом при данной патологии?»
Причем, в зависимости от настроения, употребляемые им определения «важнейшего органа мужской репродуктивной системы» лежали в диапазоне от нейтрального «срамной отросток» до прямолинейного «х#й». Эту особенность, если не сказать странность, в ректорских, проректорских, уж не говоря о деканатских чертогах, давным-давно
приметили, взяли на карандаш и всевозможно не одобряли. Правда,
оргвыводов не делали: профессор был шикарным специалистом, а на пустяки
вроде «матерков в комментах» даже тогда, в 70-х-80-х, смотрели сквозь пальцы.

В те же времена, в стенах 1-го Московского Мединститута им. И. М.
Сеченова (ныне академия) на кафедре нормальной анатомии преподавала
профессор Сатюкова. Она не только великолепно знала предмет, но была артистична и убедительна. Для лучшей усвояемости материала профессор обожала прибегать к
экстравагантным приемам. Например, читая лекцию по анатомии женской половой сферы, профессор разводила руки как крылья и, магнетизируя аудиторию месмерическим
взором, басисто восклицала:
- Представьте себе, Я - МАТКА. ЭТО (дрожание растопыренных рук) - МОИ МАТОЧНЫЕ ТРУБЫ. ВОТ (открытый рот) - ВЛАГАЛИЩЕ. ВЫ - СПЕРМАТОЗОИДЫ!

Однажды на госэкзаменах (их принимала смешанная комиссия от «ранних, базисных» дисциплин до поздних клинических), Сатюкова задавала вопрос экзаменуемому.
- Как ведет себя матка при менструации? Представьте себе: я - матка. Это
мои маточные трубы. Вот - влагалище. И что происходит…
В этот момент на экзамен ввалился профессор Пытель. Услышав последние слова, он по-кошачьи подкрался к столу экзаменаторов, цыкнул зубом и моментально встрял:
- Да-да. Я тоже хотел просить. Что происходит с хером, а?
Студент в какой-то момент сконфузился, но затем собрался с мыслями и дерзко ответил:
- При менструации, профессор, с хером не происходит ровным счетом ничего.
- Было бы правильнее сказать «как правило, ничего», - подмигнув, возразил Пытель. - Но в целом ответ верный. Я за пять с минусом.



http://www.doktornarabote.ru/Doctors/DocPublication.aspx?ID=44634