суббота, 29 октября 2011 г.

Фронтовики кончают жизни самоубийством, так и не дождавшись квартир




Чудом выжил Василий Галуза дважды. Первый раз — под Мурманском, в мае 44-го, когда на Карельском фронте, где он служил с первого дня войны заряжающим миномета, Красная армия перешла в наступление: пуля прошла навылет в миллиметре от сердца, но с того света хирург его вытащил.

Второй — спустя 67 лет, в селе Муромцеве Омской области: администрация сообщила, что его очередь на жилищный сертификат отодвигается на неопределенный срок. Эта новость, в отличие от той пули-дуры, попала прямо в сердце. 19 сентября с.г. у ветерана случился сердечный приступ, и если бы «скорая» прибыла минутой позже… «Везучий дед у вас», — сказали его племяннице Ирине Тюриной медики ЦРБ.

Василию Антоновичу 91. Столько же было и жительнице Муромцева Вере Васильевне Конищевой, тоже инвалиду войны, когда она решила уйти из жизни, так и не дождавшись обещанного президентом благоустроенного жилья (см. «Новую», № 67 за 2010 г.). Дело об ответственности муромцевских чиновников за это самоубийство зависло в Следственном управлении СК РФ.

Теперь и Василий Антонович пишет Д.А. Медведеву, что ему тоже не хочется жить.



«Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Пишу Вам и думаю, а доживу ли я до получения сертификата. Смотрю телевизор, читаю газеты, вижу, как Вы с В.В. Путиным боретесь с коррупцией и бюрократией. Но у нас здесь в районе и области творится полный беспредел… Как ни приду — мне всегда говорят: ждите, ждите.




Сколько еще ждать? Создалось впечатление, что все тянут и ждут, когда мы все перемрем. Да, нас осталось мало, и вспоминают о нас все реже и реже, только на 9 Мая. В свое время был указ о машинах для ветеранов ВОВ, пришел на комиссию, а мне сказали: «Дед, у тебя две ноги, подлечим и ходи дальше!»




Я прошел всю войну, имею два тяжелых ранения, много наград. Одно ранение у меня в ногу, до сих пор в ноге осколки, второе — разрывная пуля, прошла на миллиметр от сердца и лишила двух ребер…

После последнего отказа очнулся в больнице. Спасибо людям в белых халатах — спасли, но надолго ли меня хватит? Хотелось перед смертью пожить по-человечески, чтобы был туалет, ванна, и не нужно было топить печь.

В таком отчаянии одна ветеран ВОВ из-за немощи отравилась, так ничего и не дождавшись, а ведь могла еще долго жить. Так и мне идут в голову мысли, чтобы никому не быть обузой…»



Читать далее