четверг, 28 июля 2011 г.

Александр Минкин: Письма президенту. Герой России








Г-н президент, у вас, у нас, у всей страны большая радость.
Вы, наверное, уже видели в интернете, как человек не уступил дорогу машине с мигалкой, которая выехала на встречную полосу.Машина с мигалкой (по-русски «членовоз») летела ему прямо в лоб.
Но герой не свернул, остановился; и членовоз вынужден был остановиться.
(Нашу с вами переписку, г-н президент, читают миллионы, не у всех есть интернет, поэтому рассказываю.)

А герой вышел из своей машины







и с включённой видеокамерой подошёл к членовозу и сказал: «Представьтесь, пожалуйста».
Лицо высокопоставленного чиновника выразило презрение, отвращение, ненависть: кто, мол, ты такой, чтоб тебе представляться.

Но дело не в этом типе.
Государственную машину остановил Андрей Хартли. Вот такая со вчерашнего дня фамилия героя России. Он, безусловно, рисковал жизнью. Он знал, что машины с мигалками легко убивают встречных и поперечных.
(Совсем недавно «Мерседес» с мигалкой на Ленинском проспекте убил двух женщин.)

Но остановиться на пути членовоза можно и от неожиданности, от растерянности.
А этот парень вышел из своей машины, включил видеокамеру и пошёл к государственной машине с чёрными стёклами.

И вот тут он рисковал ещё сильнее.
Могли убить, могли покалечить. Ему повезло; чиновник ехал без охраны. Но когда Андрей Хартли шёл к чёрной машине, он не знал: есть там охрана или нет. А о нравах охраны и о методах охраны мы знаем много. Слишком много. Больше, чем хотелось бы.
Уж не говоря о том, что окажись он на пути вашего кортежа, выйти из машины он бы не успел, на дороге осталась бы лужица расплавленного металла.
(А из этого членовоза выскочил холуй-шофёр, кинулся было в драку (видеокамера завертелась), но получил отпор и убежал).

Г-н президент, не надо наводить справки об Андрее Хартли, не надо совещаться с начальниками протокола, отдела кадров и т.д. и т.п.
И так ясно, что парень – герой. Но это еще и ваш герой. Он не котёнка спасал из горящего сарая. Он встал за вас. Он встал против коррупции (как вы и призывали). Он встал против правового нигилизма (как вы и призывали). Он просто встал и пошёл в бой, пошёл на амбразуру. В одиночку (не имея за спиной родного батальона).

Пётр Великий немедленно сделал бы этого парня министром.
Пётр Великий сумел модернизировать Россию (о чём вы так мечтаете), потому что видел людей.

И знаете, г-н президент, для вас же лучше сделать его министром.
В ваших интересах, чтобы такой человек оказался в вашей команде.

А нам лучше, чтобы вы его не заметили, не взяли на службу.
Нам давно нужен Человек. Страна уже давно без всякой надежды смотрит на нынешнюю власть. Но и на оппозицию (на вчерашних премьеров и вице-премьеров) страна тоже смотрит, мягко говоря, без всякого энтузиазма.

Этот парень – наш герой.
Он сделал то, чего все очень хотели, но всё как-то не случалось. Он встал на пути государственной машины и – победил. Он воплотил народные чаяния.

Помните школьную химию?
В перенасыщенный раствор попадает один маленький кристаллик – и мгновенно вся жижа становится твёрдой, жёсткой.
В химии это называется кристаллизация. А в жизни это называется революция.

Революция 1905 года началась с того, что полиция избила одну студентку.
За что – теперь уже не важно. Важно, что история Российской империи повернула тогда. Хотя, когда полицейские били девушку, они не подозревали, что поворачивают историю. (Потом, в октябре 1917-го, страну развернули, загнали в болото, почти в могилу, но сейчас речь не об этом.)

…Недавно какой-то судья (полковник) попытался закрыть от прессы и публики громкий политический судебный процесс по делу об убийстве Политковской.
Якобы по просьбе присяжных, опасающихся за свою безопасность. Но один присяжный встал и сказал: это ложь. И не побоялся прийти на радио и повторить это в прямом эфире. Он выступил за вас – против коррупции и правового нигилизма. Но разве вы его пригласили? Разве наградили? А ведь он оказался прав и победил, и бесстыжий судья был вынужден отменить своё решение.

Андрей Хартли должен стать министром.
Он молод, храбр, умён – чего вам ещё. И люди увидят, что существует другой путь наверх – не холуйство, не родственные связи, не членство в «Единой России», не учёба у профессора Собчака.
А как во всём мире – личные достоинства.

Если ж сделаете его заместителем помощника секретаря где-нибудь чего-нибудь, то его там, конечно, сгноят.
Да и дурак он будет, если согласится.

Случись президентские выборы завтра, ведь он бы их выиграл, а?
Все эти надуватели щёк, все эти партийные боссы, все эти центризбиркомы, все эти бесчисленные политтехнологи с политсантехниками – вся эта говорливая жижа оказалась бы бессильна перед мгновенной кристаллизацией страны.

И даже фамилия Хартли ему бы не помешала (в стране, где миллионы скучают по Джугашвили, а лучшая императрица была стопроцентная немка).



http://www.echo.msk.ru/blog/minkin/668872-echo/